What This

Что да как?

Человек — царь животного мира. Численно он превосходит любой другой вид позвоночных животных, за исключением рыб. И все же человек менее самостоятелен, чем самый ничтожный полевой сорняк. С физиологической точки зрения все морские и наземные животные, включая человека, не что иное, как группка паразитов на большом теле растительного мира.

Правда, неприятное замечание? Но что поделаешь — оно справедливо. Любая былинка может обойтись без человека, а мы без растений, без кислорода не протянем и пяти минут — задохнемся. Да мы и не появились бы без растений.

Миллиарды лет растительный мир Земли, словно гигантский насос, прокачивает сквозь себя вещество планеты. Растения создают живое из неживого. Роль микробов-минерализаторов противоположна: они разлагают сложные макромолекулы, из которых состояли тела погибших существ, до простых неорганических соединений. Растения и бактерии — начальная и конечная точки биологического круговорота веществ. Без него горы трупов покрыли бы поверхность планеты. Благодаря круговороту на Земле была создана и растворилась биомасса, превышающая вес самого земного шара.

Отсюда следует любопытный вывод: один и тот же атом многократно был составной частью каких-то организмов. Какие атомы входят сейчас в наши тела? Может, раньше они были в листе кувшинки или их носил в себе динозавр? А что, если они работали в мозгу Гомера?

В нашем черепе есть углубление, от него в мозг идет остаток глазного нерва. Это углубление люди унаследовали от стегоцефала — первого существа, выбравшегося на сушу. У стегоцефала было три глаза. Как это ни неприятно для тех людей, которые считают свой род чем-то исключительным, мы — родственники всех родственников стегоцефала, разных ящеров, саблезубых тигров и Бог знает кого еще.

В последнем энциклопедическом словаре безапелляционно сказано: «Человек — высшая ступень живых организмов на Земле, субъект общественно исторической деятельности и культуры». Но чем именно мы выделяемся из родного животного царства? Что такое человек? Кто мы такие?

Аристотель определил человека как общественное животное; Гельвеций — как животное с руками, в которые можно взять и орудие труда, и оружие. Кант считал, что человек — разумное существо, обладающее техническими способностями. Есть и менее серьезные формулировки. Одни называют человека облысевшей обезьяной. Другие уверяют, будто только человек знает, кто его бабушка и дедушка. Третьи говорят: человек — единственное млекопитающее, которое способно шутить. Четвертым такие высказывания не по вкусу, они склоняются к тому, что человек — это животное, сознательно делающее гадости и полезные вещи.

В XVIII веке знаменитый Франклин определил человека как «животное, делающее орудия», а Давид Юм — как существо, создающее искусственную среду.

В XX веке в формулировках появился минор — палеонтолог Вильям Грегори назвал человека «разрушителем с большим мозгом». Француз Жан Дорст пошел еще дальше. Он считает, что человек единственное живое существо, которое нарушает равновесие в природе, единственное существо, способное разорить место своего обитания, свою колыбель — биосферу, погубить себя как вид.
Но человек — мыслящее, разумное существо, способное на великие деяния. И все ближе и ближе то время, когда, как предрекал один из величайших мировых умов академик В. И. Вернадский, цивилизация превратит биосферу в сферу разума, в ноосферу, где ни один вид не будет терпеть ущерба, где о загрязнении природы забудут, как о кошмарном сне...
Иначе говоря, обретут новый смысл пророческие слова И. С. Тургенева:

«Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник».

Также вам будет интересно