What This » Что да как?

Как ходит сороконожка и кто живет в траве

Как кто? Траву обожают кузнечики, комары, бабочки, мухи... И хотя мы с вами про муху уже беседовали, все-таки начнем с нее, а не с сороконожки.

Мухи семенят своими шестью лапками. Лихие кузнечики прыгают, бабочки порхают, гусеницы, бродя в траве или на ветке, складываются пополам... Мы с вами порхать или складываться вроде гусеницы не умеем. Зато нам ходить и бегать проще, чем мухе,— сначала одну ногу вперед, потом другую. Четвероногим двигаться сложнее — больше вариантов. Можно выставить вперед либо обе правые ноги, либо левые, можно шагнуть правой передней и левой задней... Еще больше возможностей у мух и других крошечных шестиногих обитателей планеты, для которых и стебелек травы столбом кажется.

Сороконожка
Сороконожка

А у сороконожки вариантов перестановки ног не счесть. И как она только не запутывается в собственных ногах? Или другой физический «недостаток» — ноги разной длины. И стоять приходится в полном смысле слова на кривых ногах, чтобы тело не горбатилось. Сороконожка-кривоножка получается.

Следы, оставленные не на земле, не на листике, а на закопченных стеклах, и скоростная киносъемка в Институте проблем передачи информации АН СССР поведали, что главное правило, которого сороконожки придерживается в путешествии, то же, что и у военных разведчиков, — ходьба след в след. На одну и ту же точку наступают все ноги одной стороны тола. Чем быстрее сороконожка бежит по дорожке, тем больше ног, правых или левых, ставит сразу в одну точку. Чтобы так собрать конечности, приходится изгибать тело, особенно когда группируется сразу по пять ног. Длину сороконожкиного шага задают передние ноги, а все остальные подстраиваются.

Так какой же из всего этого вывод? Неожиданный: сороконожка, или, как ее называют в науке, сколопендра, потому всегда семенит след в след, что ноги у нее разной длины.

Хвост сороконожки — вовсе не хвост, а волочащаяся задняя пара крючковатых конечностей, которые, словно якоря, вонзаются в землю, когда она схватит добычу. Кроме того, ее ноги, снабженные коготками,— это еще и руки, удерживающие трепыхающуюся букашку. Так что сороконожка на изобилие ног не жалуется — они все при деле.

Сороконожка молчалива. Зато обладатель громадных задних ног — кузнечик порой шумит, не зная меры.

Кузнечик

Заунывная песня кузнечика нужна его собратьям, вернее, подругам, у которых ушей вроде бы не имеется. кузнечик
кузнечик

Но это неправда. Кузнечиков и близких их родственников — сверчков — природа наделила самыми настоящими ушами, в которых много всякой всячины: окончания нервов, чувствительные клетки, трахеи, мышцы... Только уши они носят не на голове, а на ногах. Не подумайте, будто у каждой из шести ног свое ухо: кузнечики и сверчки обходятся малым, слушают лишь голенями передних ног.

Оттопыренная ушная раковина, торчащая на голени, мешала бы прыгать и ползать по траве — того и гляди, ухом зацепишься. Поэтому мудрая природа спрятала уши кузнечика внутрь голени, а нежные перепонки прикрыла тонкой хитиновой пластиночкой. Конечно, пластиночка — не комок ваты, который нам иногда приходится запихивать в ухо, но, может, она все-таки хоть чуть-чуть мешает слушать? Не поэтому ли в каждом ухе кузнечика по две перепонки, а не одна, как у нас?

Среди кузнечиков и сверчков слышать могут все: и шестиногая молодежь, и мамы, и папы. А вот шум поднимают обычно только представители сильного пола. Их, так сказать, мужское стрекотание не смолкает даже по вечерам. Чем теплее, тем сильнее трель шестиногих кавалеров. И весь гвалт они поднимают, не раскрывая рта: подают голос, потирая одно надкрылье о другое. А чтобы голос был звонким, на левом надкрылье есть зазубренная жилка, нечто вроде смычка, а на правом — зеркальце, резонатор.

Раньше думали, будто трель — лишь призыв кавалера к невесте. А теперь стало ясно, что стрекотание стрекотанию рознь. Например, громкая (громче, чем обычно) и короткая трель сверчка — не что иное, как ругань. А всего в монотонном урчании сверчков и кузнечиков пять или шесть разных сигналов.

В траву к кузнечикам и сороконожкам лезут все кому не лень: обитатели деревьев и подземные жители, водные насекомые. Трава — не только дом, она еще и нечто вроде проходного двора. Жить здесь проще, чем, скажем, на ветке или в глубине почвы.

Обследованием образа жизни в зеленом проходном дворе занялись биологи К. Чернов и Л. Руденская. Они узнали немало полезного. Не только ветер, но и опасность заставляла букашек, проживающих на ветвях, стремглав падать в траву. Они, так сказать, попадали в траву поневоле. Зато гусеницы по собственному желанию слезают с дерева, чтобы окуклиться среди травинок. Водяные жители — ручейники не могут обойтись без травы: в самые торжественные минуты устраивают здесь свадьбы.

На лугу великое множество и коренных обитателей: тлей, клопов, личинок листоедов... Если присмотреться, под травинками заметны следы пребывания кузнечиков, гусениц бабочек, тельца погибших насекомых, шкурки их личинок и оболочки куколок. Заметно и другое — скопления экскрементов этих крошечных вегетарианцев служат центром бурной деятельности почвенных микробов.
Трава, где бы ни росла, на лугу или в степи, кишит жизнью не днем, как думают многие, а ночью. В полночь устраивается прямо-таки массовое гулянье: пируют слизни, гусеницы, личинки листоедов, травяные жужелицы. По ночам из укрытий вылезают сороконожки, мокрицы и кивсяки. Даже дождевые черви при свете луны стараются повыше забраться на травинку.

Почему большинство обитателей луга не спят по ночам, понятно: не только есть, но и испить росы хочется. А почему все лезут вверх? Да потому, что верхушки травинок и полевых цветов не только мягче и вкуснее, но и полезнее —- обычно здесь болше питательных веществ.

Впрочем, из правил всегда много исключений. Так, пыльцееды на травинки и цветы карабкаются в жаркий полдень. Есть и любители ужинов. Например, у цикад аппетит пробуждается к вечеру.

Вот видите, сколько интересного можно узнать, если всерьез заняться теми, кто живет в траве.

Примите к сведению, что вроде бы есть научное описание от 625 000 до 1 250 000 видов насекомых. Сколько же их всего? Вот это и неизвестно. Многие ученые уверены, что полтора миллиона видов для Земли вполне достаточно, однако другие полагают, что насекомых куда больше — до десяти миллионов видов. И действительно, каждый день дарит новые открытия.

Часто думают, будто пауки тоже насекомые. Отнюдь нет. У всех насекомых, как и у мухи, шесть ног, а у пауков — восемь. Но и пауки, и сороконожка, и насекомые относятся к самому обширному на Земле типу беспозвоночных животных, к типу членистоногих. Их ноги состоят из члеников, где и настоящих коленок-то нет.

Также вам будет интересно