What This » Что да как?

На каком боку лежит камбала

Вряд ли кто размышлял над тем, что герой знаменитого романа Илья Ильич Обломов мог завидовать камбале. Основания же для зависти были: сплюснутое тело камбалы наилучшим образом приспособлено для лежания. Ей даже на жестком дне не надо ворочаться с боку на бок — для удобства рыбьи глаза, когда она расстается с детством, перекочевывают на одну сторону тела. Поэтому тот бок, на котором камбала проводит и досуг, и рабочее время, специалисты именуют нижним, а тот, на котором глаза, верхним. Не чудно ли — бок, а верхний...

камбала
камбала

Большинство камбал — левши, они отлеживаются на левом, хотя есть и любительницы спанья на другом, правом боку, особенно среди вкусных звездчатых камбал, обитающих в Тихом океане. В среднем 65 процентов звездчатых камбал глазеет левой стороной тела, а правой лежит на дне. Но вот какая закавыка — чем севернее проживают эти камбалы, тем больше среди них особей с глазами на левом боку. Почему? Есть ли здесь какая польза?

И другая странность: на каком бы боку ни были глаза звездчатой камбалы, все равно левый зрительный нерв в месте его пересечения с правым идет сверху. А у других камбал бывает и наоборот. Случайно ли это?

Наконец, надо вспомнить скатов, которые тоже любят нежиться на дне. Но скаты расплющились, оставшись зеркально симметричными. Камбала же избрала другой путь, так сказать, окривела — кто влево, кто вправо. Зачем? Специалисты на это отвечают так: «На 99,9 процентов природе все равно, что левое, что правое; и вдруг одно едва приметное явление выходит из ряда вон... Ни один человек не имеет ни малейшего представления о том, как объяснить эту загадку».

Рыбий глаз вообще не так прост, как думали. Зарубежный научный журнал сообщил о том, что в рыбьих глазах найден светофильтр для коротковолновых лучей. Это крошечные прозрачные сферы (эллипсомы) на верхнем конце ряда колбочек. Не благодаря ли им камбала может различать ультрафиолетовые лучи как цветные? В общем, поживем — увидим.

Примите к сведению, что еще в начале нашего века доказали ненаследуемость так называемой цветной асимметрии. Убедились в этом довольно просто: кошек с разноцветными глазами скрестили с обычными кошками. Если у мурлыкающей мамаши, скажем, левый глаз был голубым, а правый — желтым, то у котят голубели или желтели либо правые, либо левые глаза. Что же касается перекрестия глазных нервов, то асимметрия здесь тоже не наследуется. Так, у форели, как и у камбалы, бывает, что левый нерв в перекрестии идет поверх правого. Однако форельи мальки «сами решают», какой нерв лучше пустить поверху.