What This » Цивилизация » Начало эпохи цивилизаций

Цивилизация древней Месопотамии

Ваза из Урука
Ваза из Урука. III тысячелетие до н. э.

Изучение культуры, не оставившей письменных источников, напоминает допрос немого и вдобавок неграмотного человека. Вся полученная информация сводится к рисункам и бурной жестикуляции. Конечно, понять кое-что можно, но гораздо меньше, чем хотелось бы. На порядок богаче «показания» культуры, располагавшей письменностью и оставившей потомкам в наследство разного рода тексты.

Месопотамия – междуречье Тигра и Евфрата.

Реконструкция рисунка вазы из Урука
Реконструкция рисунка вазы из Урука. Изображение сцены жертвоприношения.

Именно такой порог на рубеже IV–III тысячелетий до н. э. прошла древняя Месопотамия. До того в Междуречье уже строили величественные храмы и мощные укрепления, там существовала сеть каналов, запруд, искусственных водоёмов, обеспечивавшая страну водой и сберегавшая её от грозных речных разливов, торговцы отправлялись в дальние путешествия, ремесленники славились своим искусством и тонкостью работы. К тому времени на территории Месопотамии существовали крупные населённые пункты. Некоторые учёные осторожно называют их протогородами, другие – просто городами. Судя по археологическим находкам, местное население выработало сложные религиозные представления, а также широко практиковало магию. Таким образом, в стране были все признаки цивилизации, кроме одного – письменности.

Цилиндрическая печать и оттиск
Цилиндрическая печать и оттиск. Урук. Месопотамия. 4100–3000 гг. до н. э.

Наконец, народ шумеров создал её. Ряд учёных считают, что во всей истории человечества не было более значительного переворота.

Загадки клинописи

Шумеры создали письменность на рубеже IV–III тысячелетий до н.э. Поначалу это был набор простейших рисунков, которые могли только напомнить читающему определённую информацию, намекнуть на некие сведения, но не передать их в точности. Каждый рисунок мог обозначать несколько понятий

сразу. Слова «приносить», «приходить» и «направляться» равнялись на письме одному и тому же знаку. Два или три знака могли соединиться, породив третий, совершенно новый. Так, рисунки, соответствующие понятиям «лу» («человек») и «гал» («большой»), слились в понятие «лугаль» («хозяин», «господин», «правитель»). Понемногу число знаков росло, запоминать их становилось всё труднее. Кроме того, чем дальше, тем больше рисунки древнейшего шумерского письма утрачивали связь с тем, что они изображают. Их выдавливали на влажной глине, а наносить на неё кривые линии, окружности и повторять рисунок от раза к разу очень сложно. В конце концов, писцы стали пользоваться только прямыми линиями. Их инструмент – тонкая палочка – выдавливал на глиняной табличке нечто подобное клинышку, поскольку соприкасался с глиной под наклоном и заострённый кончик уходил глубже. Прежние рисунки становились замысловатым узором из маленьких клинышков. Они превратились в схемы, совсем не похожие на то, с чего их рисовали изначально. Это превращение заняло несколько веков.

Сама традиция такого письма получила название «клинопись».

Постепенно клинописные схемки стали использовать для составления «ребусов». Шумерский язык богат короткими словами из одного или двух слогов. И когда писец соединял схемку, обозначавшую одно понятие, со схемкой, обозначавшей другое понятие, результат могли прочесть уже как сочетание звуков, а не слов. Даже если полученное в результате слово не было связано с первоначальными понятиями двух и более рисунков, из которых его «слепили»...

Шумер и Аккад
Шумер и Аккад

Портрет немецкого учёного Георга Гротефенда.

Клинописная табличка. Шумер. 2095-2047 гг. до н. э.

Всё усложнилось, когда шумеры сошли с исторической сцены, подчинившись племенам аккадцев (восточных семитов). Их язык и культура обогатили завоевателей. Их письменность была принята аккадцами как собственная. Но они уже не могли составлять ребусы по-цгумерски, поскольку аккадский язык совершенно не похож на шумерский. Неопытный читатель мог запутаться в значениях клинописных схемок и полностью утратить смысл текста. Письмо до крайности усложнилось, «ребусное» и «смысловое» значение каждого знака в разных сочетаниях приходилось заучивать и трактовать в зависимости от того, кому предназначался текст – шумеру или аккадцу... Возникли огромные шумеро-аккадские словари, а ремесло писца потребовало большой учёности.

К аккадской системе письма тяготеют и все более поздние разновидности – ассирийские, вавилонские и т. п.

В XVIII – первой половине XIX в. н. э. европейцы отлично знали о существовании письменности в древней Месопотамии. В музеях и частных собраниях накопилось немало глиняных табличек с клинописными текстами. Но прочитать их довольно долго никто не мог. Лишь общие усилия учёных из разных стран способствовали расшифровке. Впрочем, в шумерском языке и шумерском письме до сих пор далеко не всё понятно учёным, а переводы бывают очень приблизительными.

Немец Георг Гротефенд (1775– 1853), ирландец Эдвард Хинкс (1792 – 1866), англичане Генри Роулинсон (1810–1895) и Уильям Толбот (1800–1877) в разное время приложили усилия к разгадке клинописи. Кроме них над ней работало с разной степенью успеха великое множество других учёных.

Ключом к расшифровке стала так называемая Бехистунская надпись. В конце VI в. до н. э. она была высечена персидским царём Дарием I на скале Бисутун (или Бехистун) недалеко от современного города Хамадана. Надпись повествует о главных событиях в Персидской державе на трёх языках: ассирийском, эламском и древнеперсидском. Надпись украшена рельефом: царь Дарий, попирающий левой ногой мятежника. Над изображениями людей парит крылатый бог персов Ахурамазда. Надпись и рельеф поистине огромны. Их видно издалека. Однако скопировать надпись долгое время не удавалось, поскольку она располагалась на высоте полутора сотен метров и в работу копииста из-за большого расстояния могли вкрасться серьёзные ошибки.

В 1844 г. Генри Роулинсон, одержимый страстью к тайнам Древнего Востока, вскарабкался по узкому карнизу на скалу и чуть не сорвался. Некоторое время он висел над пропастью. Жизнь Роулинсона могла оборваться каждую секунду, спасся он чудом. Однако англичанин не утратил задора. Он и его спутники соорудили специальный мостик, позволивший добраться до надписи и скопировать большую её часть. Но до ассирийского, самого дальнего и труднодоступного, фрагмента Роулинсон, при всей его сноровке и смелости, добраться не рискнул. И даже опытные скалолазы не отважились сделать это. Лишь безвестный мальчик из местных за большие деньги совершил крайне опасное восхождение и свёл последний фрагмент надписи...

Опытные востоковеды много лет провели над расшифровкой надписи. Сначала им поддался древнеперсидский кусок текста. Затем с помощью полученных знаний удалось перевести эламский фрагмент. И наконец, после неимоверных усилий учёные прочитали ассирийскую часть. Таким образом, у них появился ключ к письменности древней Месопотамии. Это произошло около 1850 г.

Разгадка секретов клинописи стала настоящей научной революцией. Холмы Междуречья хранили невероятное количество письменных памятников. Глина не гниёт, не распадается в пыль, не горит, она не может истлеть, а вода не смоет надписи, выдавленные на глиняной тверди. Следовательно, этот писчий материал имеет преимущество долговечности по сравнению с бумагой, пергаменом и папирусом. Да ещё какое преимущество! Раскопки одного-единственного месопотамского города, название которого известно только узким специалистам, давали археологам такое количество документов, какого учёные не знают для целых веков средневековой истории Западной Европы! Если собрать в архивах все бумаги, связанные с 50-летним царством Ивана Грозного (1533–1584 гг.) в России, то их будет намного меньше, чем сохранилось от древнего Сиппара или Шуруппака... В архивах древнего Междуречья лежали десятки, сотни тысяч, а может быть, и миллионы глиняных табличек. Один только дворец ассирийского царя Ашшурбанипала подарил историкам 100 тыс. документов! По словам английского историка Джеймса Велларда, при раскопках в древнем городе Лагаше было найдено столько надписей, «что утрата около 30 тыс. табличек, разворованных местными жителями и продаваемых по цене 20 центов за корзину, осталась практически незамеченной».

Портрет английского учёного Генри Роулинса.

Бехистунский рельеф. Фрагмент. Конец VI в. до н. э.

Вавилон пал в 538 или 539 г. до н. э. Но после этого Месопотамия не была разорена, города её не подверглись разрушению, а население – уничтожению. Просто в дальнейшем земли Междуречья развивались в рамках другой цивилизации – древнеперсидской.

Гипсовая статуэтка молящейся женщины из Ура. 2500 г. до н. э.

Статуэтка молящегося мужчины. Алебастр. Теллох. 2400 г. до н. э.

Глиняные архивы позволили в мельчайших подробностях увидеть жизнь людей 5000-летней давности.